Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

Буратино

(no subject)

«Позавчера, Алексей Навальный рассказал в своих социальных сетях как он сидит в тюрьме, сравнил своё заключение с космическим путешествием. Взяв текст Алексея, мы превратили его в песню. Спасибо Алексей, не только за смелость и мужество, но и за отличный текст! Теперь ты ещё и автор песен :-)»
Группа Элизиум

Бокал красного

Актёрский поезд

Грант президента, фронтовые письма, песни военных лет… в РДК я себя выпинывал полный скепсиса. Мне стыдно. Спасибо артистам за блестящую работу, какой не видел ещё, наверное, зрительный зал нашего районного дома культуры.



Спасибо Инне Разумихиной, за прекрасную игру на гитаре и проникновенное исполнение с детства известных песен, Борису Галкину за энергетику, которую он выплёскивал в зрительный зал, обоим артистам — за исключительную самоотдачу.



И за то, что, оказавшись глубоко верующими людьми, и меня вытащили в Оптину. Давненько я там не был…

Бокал красного

Из разговоров с учредителем

— Вы не можете справиться со своими журналистами! Вы хоть читаете что они у вас пишут?!
— А что они пишут?
— Ну вот, к примеру, в статье о школе искусств: «двое играли на пианино…»!!!
— А как нужно было написать?
— Ну, во-первых, двое это дуэт, это же всем известно! И, кроме того, что за блатная лексика? — Пианино!!!
— Ааааа… эээ…. а как нужно?
— Ну — рояль, конечно же!
Бокал красного

Отзвучали песенки цыган, позабыт их старый караван...

И в разлуке с милою Москвой
Мы живём теперь в стране чужой
И в Париже песенки цыган
Я пою для милых парижан…



[Фамилия этого, знаменитого теперь цыганского рода...]

Фамилия этого, знаменитого теперь цыганского рода, всемирную известность получила в начале прошлого века, когда у всей российской музыкальной богемы на слуху было имя Жана Гулеско — румынского скрипача, композитора и дирижёра. Любимца Николая II. Да, да — последний император, поговаривают, тяготился протоколом и с большим удовольствием проводил время с завсегдатаями увеселительных домов Санкт-Петербурга. А какое же веселье в те, далёкие времена, да без цыган!

Про скрипку Жана говорили, что она шептала, пела и разговаривала со своими слушателями. Что, под унизанными — все в кольцах с драгоценными камнями — пальцами исполнителя, неповторимое звучание приобретали не только цыганские мотивы, но и классические произведения Гайдна и Бетховена. Несмотря на свой талант, в душе Гулеско был не концертным исполнителем — очень немногое из его репертуара осталось на шипящих грампластинках. Но даже это немногое впечатляет. Послушайте.



Лида родилась в 1917 году. В тот же год Гулеско бежали из революционной России — пролетарскому искусству не нужна была такая музыка. Или музыкантам такого уровня не нужна была страна победившего пролетариата, кто ж теперь поймёт?

Лида обладала врождённым музыкальным даром, который в семье, к тому времени знаменитого уже на весь мир, музыканта, получил прекрасную питательную среду для своего развития. Её сольная карьера началась в семнадцать лет в одном из Парижских ресторанов. Любимица белоэмигрантской тусовки Лида исполняла своим чудесным контральто русские романсы и цыганские песни, вкладывая свою лепту в фундамент жанра, который впоследствии назовут «джаз мануш».

Помимо песенной карьеры, Лида Гулеско сложилась и как успешная бизнес-вумен. Серьёзная деловая хватка сделала её известным ресторатором. И, конечно, в парижских заведениях Лиды выступали самые лучшие музыканты! Выступала она сама, и не только в своих ресторанах — Лида успевала давать концерты и объездила с гастролями добрую половину мира.

Жан Гулеско ушёл в 1953, Лида в 1977 году. Но ещё при её жизни, в семидесятых, музыка Лиды Гулеско вернулась в Россию. С появлением бобинных магнитофонов её песни зазвучали в квартирах строителей социализма по всей стране Советов. Через её музыку люди убегали от скучной, унылой реальности «Славы КПСС» в туманный и романтичный мир парижских улочек, кафешек и кабаков. Слово «эмигранты» звучало в советской действительности как волшебная, недостижимая в этом мире мечта.

С тех пор прошло немного времени, но сдвинулись огромные пласты истории, поменялось сознание и менталитет целых народов, мы многое узнали в окружающем мире, мир многое узнал о нас. Развеялись мечты и иллюзии, на смену им пришли другие. И носителями их стали уже совсем иные певцы и исполнители.

Немногие дожившие до времён ютьюба песни в исполнении Лиды Гулеско становятся историей. Но не уходят, навсегда оставаясь с нами — они по-прежнему покоряют сердца новых и новых слушателей, теперь убегающих к ним от попсовой безвкусицы широким потоком льющейся на потеху толпе с вездесущих голубых экранов.

Бай мир бисту шейн

«Для меня ты красавица». Песня написанная в 1932 году Джейкобом Джейкобсом, на мотив Шолома Секунды сначала не получила признания — мьюзикл, в котором она первый раз прозвучала был поставлен в Бруклине, исполнялся на идиш и не пользовался большим успехом. В 1937, её за 30 долларов выкупили у авторов братья Кэмменс, переписали слова на английском, оставив от первоначального текста только название и первую строчку припева «Bei Mir Bist Du Schön» и запустили в исполнении трио сестер Эндрюс. И вот тогда пришёл успех.

Песня мгновенно стала хитом, была переведена на многие языки (в нацистской Германии её даже запретили, выяснив еврейское происхождение), исполнялась во множестве пародийных текстов. Братьям Кэмменс, купившим права на мелодию и песню, за неполных тридцать лет она принесла три миллиона долларов. Эту песню исполняли Элла Фицджеральд, Гай Ломбардо, Бенни Гудман, Лайонел Хэмптон, Джуди Гарленд... Незнакомые с идиш американцы произносили название как — «Buy Me a Beer, Mr. Shane»

В России, впервые песня была исполнена в 1940 г ленинградским джаз-оркестром Якова Скоморовского под названием «Моя красавица». Тут же, в исполнении Утёсова появились пародийные переделки: «Старушка не спеша дорогу перешла» и «Красавица моя красива, как свинья», а через три года наиболее известная: «Барон фон дер Пшик» (слова Анатолия Фидровского). Ну а самая известная переделка на эту мелодию — «В кейптаунском порту» была написана в том же 1940 году учеником 9 класса 242-й ленинградской школы Павлом Гандельманом. Но про неё как-нибудь в другой раз, пока же один из моих любимых вариантов исполнения оригинального текста.